Главная \ Новости \ Детально рассматриваем ст. 54.1 НК. Говорим о ключевых положениях и актуальной судебной практике

Детально рассматриваем ст. 54.1 НК. Говорим о ключевых положениях и актуальной судебной практике

« Назад

Детально рассматриваем ст. 54.1 НК. Говорим о ключевых положениях и актуальной судебной практике 11.09.2018 07:57

Задача нововведений

Данная норма должна предупредить применение «агрессивных» способов оптимизации налогообложения. Ключевая задача - создать инновационный подход к злоупотреблению плательщиками налогов собственными правами с учетом уже имеющейся практики деятельности судов.

Налоговики в своих письмах подчеркнули, что в ст.54.1 НК нет норм об увеличении полномочий инспекций по сбору доказательств. Отсюда  напрашивается вполне логичный вывод, что ФНС и другие органы обязаны использовать исключительно установленные законом процедуры сбора, фиксации, а также оценки доказательств. При этом доказывание осуществляется налоговиками в процессе выполнения налогового контроля.

Умышленное искажение цены

Ст. 54.1 запрещает плательщикам налогов как-то уменьшать установленную законом налоговую базу, а также существующие суммы налоговых обязательств.

Ст.54.1.п.1 главного налогового закона страны устанавливает запрет на искажение данных о хозяйственной жизни плательщиков налогов, а также объектах обложения налогами, которые отображаются в налоговом и/либо бухучете либо же налоговой отчетности. В случае установления искажений налоговики обязаны полностью исправить налоговые обязательства компании.

ФНС в разъяснительном письме указывает, что перед выполнением такой корректировки инспекция обязана доказать умышленность неуплаты либо уплаты не в полном размере налоговых обязательств либо безосновательное получение существующего права на компенсацию налогов. Налоговики обязаны осуществлять сбор доказательств, которые подтверждают, что компания действовала специально и при этом должностные лица либо учредители формировали условия, которые направлены только на приобретение налоговой выгоды. Если доказательств подобного умысла нет и компания совершила методологическую ошибку, то это не выступает искажением и основой для последующего привлечения к ответственности за нарушение Ст. 54.1. 

Умышленный характер могут подтверждать такие факты:

  • контрагент находится под контролем компании;
  • компании выполняют транзитные денежные операции между взаимно зависимыми участниками взаимно связанных операций, в т.ч. с помощью посреднических субъектов;
  • применяются специальные формы денежных взаиморасчетов, а также нестандартные сроки платежей. К примеру, в соглашении используется долгая отсрочка совершения платежа;
  • действия сторон договора согласуются между участниками хоздеятельности.

Примерами подобных искажений выступают:

  • «дробление бизнеса», которое нацелено на противозаконное использование спецрежимов налогообложения;
  • действия, которые нацелены на ненатуральное формирование условий по применению сниженных ставок налогообложения, налоговых льгот, а также освобождения организации от обложения налогом;
  • формирование схемы, которая направлена на противозаконное использование норм международных нормативно-правовых актов об исключении двойного обложения налогом;
  • отсутствие реальной возможности для исполнения сделки, то есть отсутствие факта заключения соглашения.

Среди методов искажения данных об объектах обложения налогом, которые могут квалифицироваться согласно ст.54.1п.1. НК РФ, налоговики выделяют:

  • отсутствие отражения плательщиком налога дохода от продажи продукции, выполнения работ, предоставления услуг, реализации имущественных прав;
  • использование в коммерческой деятельности подконтрольных субъектов;
  • отражение плательщиком налогов в регистрах бухучета, а также налогового учета умышленно неправдивых сведений об объектах, облагаемых налогами.

Правомерность соглашения

Компании могут не учитывать затраты при установлении облагаемого налогом дохода, а также заявления к вычету НДС как при намеренном искажении отчетности, так и по причине других обстоятельств.

В ст.54.1.п.2. НК России установлены условия, в случае соблюдении которых компания по заключенным соглашениям имеет право снизить налоговую базу и/либо размер налогового обязательства. Среди этих условий выделяют такие свойства:

  • главной задачей соглашения не выступает неуплата либо зачет налоговой суммы;
  • договорное обязательство реализует лицо, которое выступает стороной соглашения, подписанного с компанией и/или лицом, которому обязанность реализации сделки передается согласно договору либо закону.

При несоблюдении даже одного указанного выше условия сделка не подлежит учету в целях обложения налогами. В такой ситуации предприятие получит отказ в учёте понесённых затрат и заявления по данным расходам к вычету НДС.

 

Налоговики дополнительно подчеркнули, что ключевой задачей соглашения должна выступать четкая рациональная хозяйственная задача, а не возможность снизить налоговые обязательства. Примером подобного соглашения является бизнес-решение, которое не характерно коммерческому обороту (присоединение организации с долгами, без активов, а такде адекватного экономического обоснования) и не может обосновываться в аспекте бизнес-риска, а также по факту сделано в интересах другого субъекта для его тайного финансирования.

Даже в случае установления налоговиками того факта, что задача соглашения - приобретение налоговой экономии, органы обязаны доказать отсутствия рационального объяснения с точки зрения хозяйственной нужды заключения и последующего совершения такой сделки.

Подчеркнули налоговики и факты, свидетельствующие о применении формального документооборота, предназначенного для учета «фиктивных» затрат и безосновательного получения налоговых вычетов. Подобными фактами выступают:

 

  • факты обнала денег проверяемой компанией либо взаимно зависимым (подконтрольным) субъектом;
  • факты применения подобных денег на нужды компании, ее учредителей, собственников либо должностных лиц;
  • применение одинаковых IP-адресов;
  • выявление печатей и документов контрагента в здании проверяемой компании.

Дополнительными доказательствами несоблюдения закона выступают:

  • необычность документооборота;
  • несоответствие обычаям и стандартам делового оборота действий участников соглашения, а также должностных лиц плательщика налогов в процессе заключения, сопровождения, а также оформления итогов соглашения.

Формальный подход не пройдет

В ст.54.1п.3. НК России установлены нормы, которые исключают из практики налоговых органов формальный подход в случае установления фактов намеренной минимизации налоговой базы либо увиливания от платы налоговых обязательств.

В качестве основы для признания противозаконным снижения компанией налоговой базы не рассматриваются:

  • подписание первичной документации субъектом, который не был установлен или не имел таких полномочий;
  • нарушение контрагентом компании законодательства в сфере налогообложения;
  • существование возможности получения предприятием аналогичного итога предпринимательской деятельности в случае заключения других соглашений, которые не запрещены законом.

Налоговики добавили, что нормативы ст.54.1п.2 НК России не предусматривают для компаний отрицательных последствий за противозаконные действия контрагентов 2-го, 3-го и дальнейших звеньев.

Что говорят суды?

Судебная практика формируется не в сторону плательщиков налогов после принятия ст.54.1. Налоговики без проблем доказывают формальный документооборот для сведения к минимуму затрат и безосновательного оформления вычетов.

Актуальный пример из судебной практики

По итогам камеральной проверки декларации по НДС компанию привлекли к ответственности. Судебные органы первой, а также апелляционной инстанций, тщательно проанализировав документацию, представленную компанией в качестве подтверждения обоснованности и законности установленных налоговых вычетов по соглашению с сомнительным контрагентом, определили наличие в первичной документации неправдивых данных, которые подтверждали отсутствие хозяйственных операций плательщика налогов с контрагентом. Такой вывод базируется на том, что:

  • спорный контрагент прошел регистрацию после оформления с компанией соглашения на поставку продукции;
  • по месту госрегистрации контрагент не находится по факту;
  • у сомнительного контрагента нет основных средств, а также производственных активов, транспорта и возможностей для ведения финансово-хозяйственной деятельности и реализации заключенного с компанией соглашения;
  • выполнение поставки спорной продукции другими лицами не подтверждается документами;
  • исследование выписок по р/с сомнительного контрагента подтверждает отсутствие затрат, которые необходимы и характерны для ведения истинной финансово-хозяйственной деятельности (расходу на аренду, коммуналку, электрическую энергию, зарплату работникам и т.д.), и выплат другим лицам за поставку продукции компании;
  • налоговые декларации имеют нулевые цифры.

 

Учитывая существующие судебные акты, судебные органы первой и апелляционной инстанций определили, что используемый в качества материалов спора счет-фактура от имени начальника сомнительного контрагента в соответствии с выводами эксперта подписал не начальник, а другое так и не определенное лицо.

 

Суды установили использование формального документооборота, неправдивость данных в представленной компанией первичной документации, которые в комплексе не подтверждают факт истинных хозяйственных сделок плательщика налогов с заявленным контрагентом. Это позволяет судить о действиях компании, которые нацелены на безосновательное получение налоговой выгоды, а также давать обоснованный отказ в удовлетворении заявленных в иске требований.

Еще один интересный пример

В процессе проверки налоговики установили противозаконное получение индивидуальным предпринимателем вычетов по НДС. Индивидуальный предприни

Задача нововведений

Данная норма должна предупредить применение «агрессивных» способов оптимизации налогообложения. Ключевая задача - создать инновационный подход к злоупотреблению плательщиками налогов собственными правами с учетом уже имеющейся практики деятельности судов.

Налоговики в своих письмах подчеркнули, что в ст.54.1 НК нет норм об увеличении полномочий инспекций по сбору доказательств. Отсюда  напрашивается вполне логичный вывод, что ФНС и другие органы обязаны использовать исключительно установленные законом процедуры сбора, фиксации, а также оценки доказательств. При этом доказывание осуществляется налоговиками в процессе выполнения налогового контроля.

Умышленное искажение цены

Ст. 54.1 запрещает плательщикам налогов как-то уменьшать установленную законом налоговую базу, а также существующие суммы налоговых обязательств.

Ст.54.1.п.1 главного налогового закона страны устанавливает запрет на искажение данных о хозяйственной жизни плательщиков налогов, а также объектах обложения налогами, которые отображаются в налоговом и/либо бухучете либо же налоговой отчетности. В случае установления искажений налоговики обязаны полностью исправить налоговые обязательства компании.

ФНС в разъяснительном письме указывает, что перед выполнением такой корректировки инспекция обязана доказать умышленность неуплаты либо уплаты не в полном размере налоговых обязательств либо безосновательное получение существующего права на компенсацию налогов. Налоговики обязаны осуществлять сбор доказательств, которые подтверждают, что компания действовала специально и при этом должностные лица либо учредители формировали условия, которые направлены только на приобретение налоговой выгоды. Если доказательств подобного умысла нет и компания совершила методологическую ошибку, то это не выступает искажением и основой для последующего привлечения к ответственности за нарушение Ст. 54.1. 

Умышленный характер могут подтверждать такие факты:

  • контрагент находится под контролем компании;
  • компании выполняют транзитные денежные операции между взаимно зависимыми участниками взаимно связанных операций, в т.ч. с помощью посреднических субъектов;
  • применяются специальные формы денежных взаиморасчетов, а также нестандартные сроки платежей. К примеру, в соглашении используется долгая отсрочка совершения платежа;
  • действия сторон договора согласуются между участниками хоздеятельности.

Примерами подобных искажений выступают:

  • «дробление бизнеса», которое нацелено на противозаконное использование спецрежимов налогообложения;
  • действия, которые нацелены на ненатуральное формирование условий по применению сниженных ставок налогообложения, налоговых льгот, а также освобождения организации от обложения налогом;
  • формирование схемы, которая направлена на противозаконное использование норм международных нормативно-правовых актов об исключении двойного обложения налогом;
  • отсутствие реальной возможности для исполнения сделки, то есть отсутствие факта заключения соглашения.

Среди методов искажения данных об объектах обложения налогом, которые могут квалифицироваться согласно ст.54.1п.1. НК РФ, налоговики выделяют:

  • отсутствие отражения плательщиком налога дохода от продажи продукции, выполнения работ, предоставления услуг, реализации имущественных прав;
  • использование в коммерческой деятельности подконтрольных субъектов;
  • отражение плательщиком налогов в регистрах бухучета, а также налогового учета умышленно неправдивых сведений об объектах, облагаемых налогами.

Правомерность соглашения

Компании могут не учитывать затраты при установлении облагаемого налогом дохода, а также заявления к вычету НДС как при намеренном искажении отчетности, так и по причине других обстоятельств.

В ст.54.1.п.2. НК России установлены условия, в случае соблюдении которых компания по заключенным соглашениям имеет право снизить налоговую базу и/либо размер налогового обязательства. Среди этих условий выделяют такие свойства:

  • главной задачей соглашения не выступает неуплата либо зачет налоговой суммы;
  • договорное обязательство реализует лицо, которое выступает стороной соглашения, подписанного с компанией и/или лицом, которому обязанность реализации сделки передается согласно договору либо закону.

При несоблюдении даже одного указанного выше условия сделка не подлежит учету в целях обложения налогами. В такой ситуации предприятие получит отказ в учёте понесённых затрат и заявления по данным расходам к вычету НДС.

Налоговики дополнительно подчеркнули, что ключевой задачей соглашения должна выступать четкая рациональная хозяйственная задача, а не возможность снизить налоговые обязательства. Примером подобного соглашения является бизнес-решение, которое не характерно коммерческому обороту (присоединение организации с долгами, без активов, а такде адекватного экономического обоснования) и не может обосновываться в аспекте бизнес-риска, а также по факту сделано в интересах другого субъекта для его тайного финансирования.

Даже в случае установления налоговиками того факта, что задача соглашения - приобретение налоговой экономии, органы обязаны доказать отсутствия рационального объяснения с точки зрения хозяйственной нужды заключения и последующего совершения такой сделки.

Подчеркнули налоговики и факты, свидетельствующие о применении формального документооборота, предназначенного для учета «фиктивных» затрат и безосновательного получения налоговых вычетов. Подобными фактами выступают:

  • факты обнала денег проверяемой компанией либо взаимно зависимым (подконтрольным) субъектом;
  • факты применения подобных денег на нужды компании, ее учредителей, собственников либо должностных лиц;
  • применение одинаковых IP-адресов;
  • выявление печатей и документов контрагента в здании проверяемой компании.

Дополнительными доказательствами несоблюдения закона выступают:

  • необычность документооборота;
  • несоответствие обычаям и стандартам делового оборота действий участников соглашения, а также должностных лиц плательщика налогов в процессе заключения, сопровождения, а также оформления итогов соглашения.

Формальный подход не пройдет

В ст.54.1п.3. НК России установлены нормы, которые исключают из практики налоговых органов формальный подход в случае установления фактов намеренной минимизации налоговой базы либо увиливания от платы налоговых обязательств.

В качестве основы для признания противозаконным снижения компанией налоговой базы не рассматриваются:

  • подписание первичной документации субъектом, который не был установлен или не имел таких полномочий;
  • нарушение контрагентом компании законодательства в сфере налогообложения;
  • существование возможности получения предприятием аналогичного итога предпринимательской деятельности в случае заключения других соглашений, которые не запрещены законом.

Налоговики добавили, что нормативы ст.54.1п.2 НК России не предусматривают для компаний отрицательных последствий за противозаконные действия контрагентов 2-го, 3-го и дальнейших звеньев.

Что говорят суды?

Судебная практика формируется не в сторону плательщиков налогов после принятия ст.54.1. Налоговики без проблем доказывают формальный документооборот для сведения к минимуму затрат и безосновательного оформления вычетов.

Актуальный пример из судебной практики

По итогам камеральной проверки декларации по НДС компанию привлекли к ответственности. Судебные органы первой, а также апелляционной инстанций, тщательно проанализировав документацию, представленную компанией в качестве подтверждения обоснованности и законности установленных налоговых вычетов по соглашению с сомнительным контрагентом, определили наличие в первичной документации неправдивых данных, которые подтверждали отсутствие хозяйственных операций плательщика налогов с контрагентом. Такой вывод базируется на том, что:

  • спорный контрагент прошел регистрацию после оформления с компанией соглашения на поставку продукции;
  • по месту госрегистрации контрагент не находится по факту;
  • у сомнительного контрагента нет основных средств, а также производственных активов, транспорта и возможностей для ведения финансово-хозяйственной деятельности и реализации заключенного с компанией соглашения;
  • выполнение поставки спорной продукции другими лицами не подтверждается документами;
  • исследование выписок по р/с сомнительного контрагента подтверждает отсутствие затрат, которые необходимы и характерны для ведения истинной финансово-хозяйственной деятельности (расходу на аренду, коммуналку, электрическую энергию, зарплату работникам и т.д.), и выплат другим лицам за поставку продукции компании;
  • налоговые декларации имеют нулевые цифры.

Учитывая существующие судебные акты, судебные органы первой и апелляционной инстанций определили, что используемый в качества материалов спора счет-фактура от имени начальника сомнительного контрагента в соответствии с выводами эксперта подписал не начальник, а другое так и не определенное лицо.

Суды установили использование формального документооборота, неправдивость данных в представленной компанией первичной документации, которые в комплексе не подтверждают факт истинных хозяйственных сделок плательщика налогов с заявленным контрагентом. Это позволяет судить о действиях компании, которые нацелены на безосновательное получение налоговой выгоды, а также давать обоснованный отказ в удовлетворении заявленных в иске требований.

Еще один интересный пример

В процессе проверки налоговики установили противозаконное получение индивидуальным предпринимателем вычетов по НДС. Индивидуальный предприниматель с подобным решением не согласился, после чего обратился за помощью в судебные органы.

Арбитражный суд установил, что у индивидуального предпринимателя не было истинных хозяйственных правоотношений. Апелляционная инстанция при этом не изменила вышеуказанное решение. При изучении кассационной жалобы законных оснований для пересмотра вынесенного решения тоже не было установлено.

Выполнив анализ и оценку представленных налоговиками доказательств, судебные органы решили, что документы, которые представил индивидуальный предприниматель в качестве обоснования законности использования налоговых вычетов, имеют неправдивые данные, не соответствуют нормам закона, а также не подтверждают истинности хозяйственных операций. Подобными доказательствами стали такие факты:

  • сомнительных контрагентов нет по месту госрегистрации;
  • по повестке на допрос в ФНС контрагенты не пришли;
  • контрагенты подавали нулевые декларации;
  • у контрагентов нет ресурсов для ведения реальной предпринимательской деятельности;
  • на основании исследования расчетных счетов можно прийти к выводу, что спорные контрагенты не рассчитывались за товар, который в соответствии с представленной документацией поставлялся им индивидуальным предпринимателем, не платили за аренду транспорта и помещений, не имели затрат, связанных с ведением хоз.деятельности и выплатой зарплаты;
  • контрагенты осуществляют перевод денег одним субъектам;
  • большая часть денег с р/с сомнительных контрагентов используется на пополнение счета, а также возврат денег по соглашению займа учредителям.

Хотим обратить внимание на еще одно письмо налоговиков, в котором сообщается, что в случае доказательства умышленного характера налогового правонарушения компания либо индивидуальный предприниматель будут нести налоговую ответственность согласно  ст.122п.3 НК РФ. В соответствии с указанной нормой размер штрафных санкций достигает 40% от сумм, которые не были уплачены.

Если налоговики, которые выполняли проверку, в акте квалифицировали действия налогоплательщика согласно ст.122п.1. НК РФ, начальник налогового органа или его зам имеет право ужесточить наказание и квалифицировать действия компании или индивидуального предпринимателя по ст.122п.3. НК РФ.

матель с подобным решением не согласился, после чего обратился за помощью в судебные органы.

 

 

Арбитражный суд установил, что у индивидуального предпринимателя не было истинных хозяйственных правоотношений. Апелляционная инстанция при этом не изменила вышеуказанное решение. При изучении кассационной жалобы законных оснований для пересмотра вынесенного решения тоже не было установлено.

 

Выполнив анализ и оценку представленных налоговиками доказательств, судебные органы решили, что документы, которые представил индивидуальный предприниматель в качестве обоснования законности использования налоговых вычетов, имеют неправдивые данные, не соответствуют нормам закона, а также не подтверждают истинности хозяйственных операций. Подобными доказательствами стали такие факты:

 

  • сомнительных контрагентов нет по месту госрегистрации;
  • по повестке на допрос в ФНС контрагенты не пришли;
  • контрагенты подавали нулевые декларации;
  • у контрагентов нет ресурсов для ведения реальной предпринимательской деятельности;
  • на основании исследования расчетных счетов можно прийти к выводу, что спорные контрагенты не рассчитывались за товар, который в соответствии с представленной документацией поставлялся им индивидуальным предпринимателем, не платили за аренду транспорта и помещений, не имели затрат, связанных с ведением хоз.деятельности и выплатой зарплаты;
  • контрагенты осуществляют перевод денег одним субъектам;
  • большая часть денег с р/с сомнительных контрагентов используется на пополнение счета, а также возврат денег по соглашению займа учредителям.

 

Хотим обратить внимание на еще одно письмо налоговиков, в котором сообщается, что в случае доказательства умышленного характера налогового правонарушения компания либо индивидуальный предприниматель будут нести налоговую ответственность согласно  ст.122п.3 НК РФ. В соответствии с указанной нормой размер штрафных санкций достигает 40% от сумм, которые не были уплачены.

 

Если налоговики, которые выполняли проверку, в акте квалифицировали действия налогоплательщика согласно ст.122п.1. НК РФ, начальник налогового органа или его зам имеет право ужесточить наказание и квалифицировать действия компании или индивидуального предпринимателя по ст.122п.3. НК РФ.